Чудо Весны и Жасмины. Как некоторым людям удаётся выжить в авиакатастрофах?

В каждом номере юбилейного для «АиФ» года (еженедельнику в этом году — 40 лет) читатели могут найти эту страницу: здесь история газеты и её ярких публикаций переплетается с нашей общей историей.

Сегодня мы решили вспомнить о чудесном спасении двух героинь «АиФ»: у обеих, кстати, дивные весенние имена.

Очень редко в авиакатастрофах удаётся кому-то спастись. Каждый раз это как чудо. И те, кому повезло выжить, конечно, становились героями «АиФ».

Жасмину спасла учительница

Малышке Жасмине Леонтьевой ещё не исполнилось четырёх лет, когда она попала в авиакатастрофу 15 ноября 2017 г. (о чём рассказывал читателям «АиФ»). Самолёт L-410, воздушное судно авиакомпании «Хабаровские авиалинии», потерпел крушение при заходе на посадку у села Нелькан в Аяно-Майском районе Хабаровского края.

Что известно о крушении самолета под Хабаровском?

Погибли четверо из пяти пассажиров и два пилота. Единственной выжившей оказалась Жасмина. Сопровождавшая её крёстная Ольга Лапонникова, работавшая психологом в сельской школе, в момент катастрофы закрыла девочку своим телом.

Первым на место крушения приехал начальник аэродрома. Отключая электропитание самолёта, услышал детский плач. Перепуганную малышку мужчина немедленно укутал в куртку (в Нелькане в ноябре бывает до минус 30 ºС) и повёз в поселковую больницу.

Врачи удивлялись: у девочки при таких обстоятельствах лёгкие травмы — ударилась головой и сломала ногу. На следующий день после катастрофы её бортом МЧС перевезли в Хабаровск. Несколько суток Жасмина провела в краевой клинической больнице № 2, ей наложили гипс на ногу. Оттуда её забрала мама, живущая в Хабаровске.

Как рассказали родственники малышки, сейчас она с мамой на реабилитации в одном из санаториев края. У девочки всё хорошо, она почти восстановилась. Тот страшный ноябрьский день постепенно стирается из памяти. Родные этому рады: зачем ребёнку помнить такое?

Весна выжила из-за низкого давления

В 2008 г. обозреватель «АиФ» Георгий Зотов разыскал в Белграде бывшую югославскую бортпроводницу Весну Вулович, пережившую авиакатастрофу в январе 1972 г. над немецким посёлком Хермсдорф. Самолёт летел из Копенгагена в Белград. 27 пассажиров и членов экипажа погибли. Лишь 22-летняя Весна, упав с высоты 10 160 м (!), осталась жива.

Заново выучившись ходить, Весна снова летала на самолётах тех же «Югославских авиалиний». Читателям «АиФ» Весна рассказала о своём необыкновенном спасении. Вот фрагменты нашего интервью.

Гергий Зотов, «АиФ»: Говорят, вы не должны были лететь на том самолёте?

Весна Вулович: Да. Человек, отвечавший за полётные списки, перепутал меня с другой стюардессой и записал вместо «Весна Николич» — «Весна Вулович», случайная ошибка. После катастрофы Николич уволилась и больше в жизни никогда не летала.

— Врачи как-то объясняют то, что вы выжили?

— У меня всегда было очень низкое кровяное давление. Резко оказавшись на большой высоте, где нет кислорода, человек умирает сразу — разрывается сердце. После взрыва я потеряла сознание — это вкупе с низким давлением спасло меня от быстрой смерти в воздухе. А вот почему я осталась цела, упав на землю, — не знаю. Я всегда занималась спортом, тело гибкое, гнулось в любую сторону, вероятно, и это помогло.

— Есть ещё версия, что заснеженные кроны деревьев «придержали» куски самолёта.

— Нет, тогда вообще не было снега — он выпал позже.

— Травмы были серьёзными?

— Ещё бы! Я сломала левые руку и ногу, три позвонка (один из них был просто раздавлен), в нескольких местах проломила череп. И после этого мне говорят: «О, ты счастливица. Как же тебе повезло!» Ненавижу это слово.

— Почему?

— Если бы мне действительно повезло, я бы вообще не села в этот самолёт. А так я упала с небес, переломала себе все кости, восстанавливала память, четыре с половиной года училась ходить, и мне ещё и завидуют! Да уж — отличное везение, нечего сказать. Когда память вернулась, пришло чувство вины: было стыдно, что все погибли, а я жива.

Остаться в живых. Топ-7 историй людей, спасшихся в авиакатастрофах

— Террористов, подложивших бомбу в лайнер, арестовали?

— Их имена установили, но не нашли: ответственность за взрыв взяло на себя «Хорватское национальное движение». В 1991 г. эти боевики участвовали в Югославии в гражданской войне, и все погибли, кроме одного: он уехал в Аргентину. Меня спрашивают: это Бог их наказал? Не знаю.

— Где безопаснее всего во время полёта?

— В моём случае это середина фюзеляжа — там меня нашли среди обломков. Все знают — опаснее всего в носу самолёта. Но, если постоянно думать об этом, лучше вообще не летать… Надо быть оптимистом. Врачи утверждали: «У вас сломан позвоночник, вы не сможете ходить». Ничего подобного, я встала на ноги в день святого Саввы — это главный святой Сербии. С тех пор каждый год прихожу в храм поблагодарить Савву за исцеление… Чувствуете запах моих духов? Они называются «Чудо». Ну что ещё могло спасти меня при падении с 10 000 м, кроме чуда? Я не должна была выжить, все доктора говорят. Но я сижу перед вами. Значит, это судьба.

Полную версию интервью читайте здесь >>

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*